• 1-800-123-789
  • info@webriti.com

К вопросу о Декларации прав и свобод человека

К вопросу о Декларации прав и свобод человека

австралийский осел

К вопросу о Декларации прав и свобод человека

Прочел сегодня статью в ЖЖ, весьма глубокого содержания, по вопросу о разнице римского (западного или городского права) и общинного (или традиционно российского, копного, вечевого, сельского) принципов организации. Из текста вижу, что автор дошел до этого верного вывода иным чем в нашем сообществе путем («все дороги ведут в Рим», как известно), что и подтверждает подлинность такого суждения. Если разные способы анализа приводят к одинаковому или аналогичному выводу, то истина уже рядом. В идеальном случае к ней приводят все из возможных корректных путей анализа без грубых нарушений логики.
Недавно мы разбирали тему о Всеобщей декларации прав и была попытка автора (видимо интуитивно понятая часть лжи Декларации) смешать с ее правами и свободами свои приплюсованные к этим правам обязанности. Тема нашла живой отклик при обсуждении, но не привела к однозначности одобрения такого метода. В итоге сделан вывод, что без определения цели вообще невозможно рассуждать ни о правах, ни об обязанностях невесть для чего и невесть перед кем-то абстрактным. Ссылки на общество как на сторону в такой конструкции так же без установления целей этого общества и признаков характера его субъектности, не показались убедительными. Потому, что общество может так же существенно отличаться. Как отличается общество СССР в предвоенные и военные годы Второй мировой войны, общество периода восстановления и нынешнее разложившееся и гибнущее общество без общей цели. Общество хронических паразитариев, включенное в мировой процесс гниения отжившей доктрины — про Боливара, который не вынесет двоих и потому «убей, соври, но укради», а не «свобода, равенство и братство», начертано на его знаменах.
И так статья, которая привлекла внимание:


Зависть к Абрамовичу

Очередной раз Лукьяненко дал мне основания для небольшого рассуждения. Вот тут у него очередной текст об СССР. Суть текста в том, что де все мы, кто старше 40 лет виновны в гибели страны – и тут я с автором в общем согласен. С другими высказываниями согласен частично или вовсе не согласен. Но есть и еще один момент, а именно следующее суждение Лукьяненко: «И зависть с ненавистью напополам к Абрамовичу с Вексельбергом не потому, что они приватизировали народное, а потому что мы этого не успели — не смогли». Тут важно даже не то, что я не согласен и с этим суждением, а то, почему именно я с ним не согласен.

Этот вопрос связан с куда более фундаментальной проблемой легитимности собственности в России. Ведь весьма распространено мнение, и не без оснований, что институт собственности в нашей культуре весьма далек по своему содержанию от «священного права» Запада. Собственность у нас не священная, а скорее, функциональна. И такая особенность нашей культуры связана со служилым, или иначе, тягловым принципом социальной организации русского общества на этапе его становления.

Суть тяглового принципа заключается в том, что все сословия отличаются не правами, а обязанностями, формами и способами службы. То есть, например, дворяне (служилое сословие) служат саблею, а крестьяне – сохою тянут тягло. Права же определяются обязанностями. Т.е. сколько прав нужно для исполнения определенных обязанностей, столько и предоставляется.

Отношение к собственности в России прямо связано и выводится из тяглового принципа. Собственность тут рассматривается не как право, а как средство, обеспечивающее возможность службы. Например, в феодальную эпоху на западе феодал получал поместье ЗА службу, а в России ДЛЯ службы. А сама служба была безусловной. Служба же определяет статус – чем более значима служба, тем выше статус, и тем большие ресурсы придаются для службы.

Таким образом, никакого священного ПРАВА частной собственности в России на раннем этапе ее становления не сложилось. Собственность во владении того или иного человека легитимна постольку, поскольку этот человек несет службу. Надо сказать, что этот принцип (его можно назвать московским принципом) выдержал жесточайшую борьбу с основаниями собственности, куда более подобными европейским. Я говорю о боярском вотчинном землевладении, корни которого лежали в родоплеменном праве эпохи начала Древней Руси. Это борьба была одной из составляющих социальных катаклизмов эпохи Ивана Грозного и последующей смуты. И московский принцип победил, сделавшись идеалом социального устройства в массовом сознании.

Другое дело, что европейские веяния постоянно соблазняли российские элиты, наводили на мысль считать ресурсы, находящиеся в распоряжении элитариев, собственностью, на которую они имеют ПРАВО. Так, с утверждением европейского права после реформ Петра крепостные установления, бывшие до этого формой государственной повинности крестьян, странным образом превратились чуть ли не в право собственности на крестьян. Так, указом о вольности дворянству при Екатерине была разорвана связь земельной собственности и службы. И так в глазах русского народа помещичья собственность постепенно утрачивала легитимность.

В советскую эпоху принцип собственности не как права, а как ресурсов для службы утвердился в своем наиболее чистом виде. И, парадоксально, во многом именно это облегчило элитам приватизацию общенародной собственности. Там, где собственность есть священное право, ее куда сложнее отобрать, в том числе и у народа. В СССР же хватило убедить массы в том, что собственность (ресурсы) используются неэффективно, то есть, если говорить по-старомосковски, служить «обществу» с тех же ресурсов можно гораздо лучше, если служить будет частник, а не гадкий советский номенклатурный бюрократ.

Ну и пришла пора вернуться к тезису Лукьяненко. Во-первых, я хочу сказать, что делигитимация собственности олигархов произошла вовсе не в тот момент, когда они эту собственность «присвоили». Массы решили, что их попросту обокрали тогда, когда выяснилось, что служить обществу «частник» вовсе не собирается, ни прямо (ну, это, положим, предполагалось), ни опосредованно, посредством невидимой руки рынка. Тут есть два аспекта. Во-первых, как я неоднократно писал, на самом деле не человек «рулит» капиталом, а капитал человеком. Так что частник вовсе не свободен. А во-вторых, сам способ приватизации общенародной собственности происходил по таким моделям, что в соответствии с ними в «частники» был скрупулезно отобран самый гадкий, самый недостойный человеческий материал. Так что капитализм в России обанкротился сразу, как только стало ясно, что России он служить не собирается.

Кроме того, о зависти. Конечно, есть и те, кто просто завидует, и предполагает, что имел бы в случае успеха яхту, большую, чем у Абрамовича и шлюх, обильнее, чем у Прохорова. Но я полагаю, что таких граждан не так уж и много. А большинство искренне не понимает, как можно, обладая такими ресурсами растрачивать их на такое дерьмо. Поэтому я сомневаюсь, что представления о том, насколько более достойно человек мог бы распорядиться доставшимися ресурсами (послужить) по сравнению с представителями отечественных элит, можно назвать завистью.

Впрочем, пора понять уже всем. «Частник» может послужить обществу только случайно, поскольку в конкретный момент интересы капитала, которому на самом деле служит «частник» совпадут с интересами общества. Такое совпадение еще иногда встречается в центрах капитализма и почти никогда на периферии. И это не зависит от лиц. Так что для общества лучше посредственный чиновник-служака, который посредственно служит обществу, чем гениальный капиталист, который самоотверженно служит капиталу.
источник


Мой комментарий:

Какой же практический вывод в форме закономерности мы можем сделать и положить в копилку принципов ВОИ? На мой взгляд можно сформулировать его примерно так:
Тот кто ложно дарует права и свободы человека, ему не принадлежащие, имеет целью неосновательное возложение обязанностей — закабаление человека обманом. (монарх при отмене крепостного права и ранее при даровании Юрьева дня для бабушки, государство элитократии при конституировании прав и свобод граждан как подданных, ООН, как сумма правящих элитариев от имени мировой глобальной элиты, при принятии Декларации прав и свобод человека и гражданина).
Тот кто возлагает на него неосновательно обязанности, вопреки воле человека, так же порабощает человека насилием.(государство с поборами и данью, бандиты и правоохрана с рэкетом и шантажом, разбойник и грабитель на большой дороге. Это все одно и тоже явление по сути)
Тот кто говорит о правах и обязанностях человека одновременно, не определяя целей, для чего именно это делается, тот просто откровенно не понимает, что он делает своим фрагментированным мышлением.
Таким образом, мы видим лжеца, бандита и глупца в трех этих примерах. Понятное дело, что ВОИ с ними не по пути, тк это организация субъекта особого рода. Народ в целом не заинтересован в управлении лжецами, дураками и бандитами.
Традиция объединения ради достижения цели — рациональна, а стадное кучкование вокруг вождя — иррационально для общества. Исключение — военные действия и состояние физического нападения на страну. При информационно-диверсионном нападении противостоять может только разум более высокой степени организации, а не дебилы с топорами и вилами наперевес, тк колоть и рубить некого, бой с тенями бессмыслен.Идею может побеждать только другая идея, но не оглобля.


adminvoinruco

К вопросу о Декларации прав и свобод человека: 2 комментария

Николай ВасильевичОпубликовано  1:12 дп - Фев 12, 2013

тест

тест

тест

тест

£← ↑→↓

Дмитрий НовиковОпубликовано  2:01 пп - Апр 1, 2013

Что тут комментировать, все ясно как день.

Оставьте свое сообщение